Previous Entry Share Next Entry
Исход из Сомали. 1977 г.
neonivanov

На карте Гугл можно увидеть все то, что СССР им построил в Бербере.

Во времена СССР многие феодальные африканские князьки пытались выудить экономическую помощь и вооружения объявив "курс на социализм". Таким князьком в Сомали являлся Сиад Барре.
В 1970году он и объявил "социализм", кстати, замешанный и на законах шариата.
И двинулась помощь:
Построили 4 современных аэродрома, две ВМБ (одну для нашего базирования - Бербера, вторую поменьше - для флота Сомали, которому СССР сей флот и подарил - десяток ракетных, патрульных и торпедных катеров, СДК и обученные экипажи), почти сотня самолетов (истребители и бомбардировщики), ну и , безусловно, танки , БТР и ЗРК.
Предложили наши лидеры этому князьку объединяться и с эфиопами. Но он решил по шумок у сосеей целую провинцию оттяпать. А Эфиопия к тому времени тоже социалистической стала. Страна со своими сепаратистами-Эритрейцами. Вобщем-то и покрупнее Сомали, да и население христианское, без законов Шариата. Тоже князек Хайле Мариам, но он и с Фиделем Кастро быстро подружился.
Вобщем-то стратегически картина складывалась удачная - Красное море с двух сторон зажимали от НАТО крепко. Невзирая на  потерю Египта в 1974,артерии транспортные Красного моря зажимались Йеменом, Эфиопией, да и Персидский залив тоже мог конролироваться. Флот имел кучу стоянок и ПМТО. Тут как раз президет Египта Саддат и надоумил "шариатского строителя социализма" пошантажировать СССР, да и обратиться к Американцам заодно. И без саудитов тут тоже не обошлось.
Далее события развивались неконтролируемо:
""После того, как во время начавшейся агрессии сомалийской армии против Эфиопии Куба и СССР выступили на стороне последней, отношения, длившиеся много лет между нашими странами, были разорваны. 13 ноября 1977 года президент Сомали Сиад Баре обьявил о прекращении действия советско-сомалийского договора от 11 июля 1974 года.
Страну до 20 ноября должны были покинуть две тысячи советских специалистов и членов их семей.
15 ноября 1977 года ТАСС опубликовал заявление «К вопросу о советско-сомалийских отношениях»: «Правительство Сомалийской Демократической Республики заявило о том, что оно не считает необходимым дальнейшее пребывание в СДР советских специалистов, а также прекращает действие советско-сомалийского Договора о дружбе и сотрудничестве от 11 июля 1974года. Свою акцию сомалийское правительство предприняло в одностороннем порядке и в условиях фактической войны, развязанной им против соседней Эфиопии. По существу за этой акцией стоит недовольство тем, что Советский Союз не поддержал территориальные притязания Сомали к соседнему государству и отказался содействовать разжиганию братоубийственной войны на Африканском Роге.""

В общем, как раз те 2 тысячи наших граждан и оказались заложниками ситуации:
Из воспоминаний Игоря Георгиевича Пенкова, в то время  политического советника начальника политотдела ВМС Сомали:

 "Первый признак надвигающейся грозы был связан с визитом Фиделя Кастро в Сомали. По всему Могадишо расклеили портреты гостя. В Сомали, кстати, работали и кубинские военные советники, и у них была та же проблема, что и у нас, хорошие отношения с Эфиопией. Когда Кастро выступал, ему аплодировали. Но в тот момент, когда в своей речи он посоветовал сомалийцам перенять опыт Эфиопии в создании коммун, началось что-то невообразимое: поднялся ор и свист, в кубинского лидера полетели камни, люди бросились срывать его портреты со стен. Сиад Барре отдал приказ всем кубинцам покинуть страну в течение 48 часов. Кубинцы явно не успевали, и мы приютили их у себя, благо наша колония военных специалистов с семьями находилась не в самом Могадишо, а несколько на отшибе.

Но дошла очередь и до нас. И вот что меня поразило — как мгновенно друг может стать врагом. Мы действительно дружили с нашими сомалийскими коллегами. Они, бывало, говорили: «У нас с вами много общего в самом главном. У нас революция произошла в октябре, и у вас революция октябрьская. Ваша страна называется СССР, и наша по-русски называется СССР — Союз Сомалийских Социалистических Республик». Я поинтересовался, а какие республики входят в состав Сомалийского Союза? Выяснилось, что президент Сиад Барре считал неотъемлемой частью Сомали такие государства, как Кения, Эфиопия, Джибути...

Еще утром 13 ноября мы с сомалийскими коллегами здоровались, улыбались друг другу. Днем президент объявил о денонсации договоров с Советским Союзом и фактически предложил нам убираться вон. Вечером мы уже были окружены врагами. Для Москвы, убаюканной сказками о нерушимой дружбе, это был неприятный сюрприз. А для нас — сущий кошмар. В домах, где жили советские семьи, отключили электричество и воду. Поселок оцепили коммандос, чтобы защищать нас от разъяренных толп. Они скапливались вокруг, выкрикивали угрозы и оскорбления, швыряли камнями. Начались трудности с питанием — в магазинах советским ничего не продавали. Удалось подстрелить несколько диких свиней, мясо которых в Сомали считается несъедобным.

В отличие от кубинцев нам милостиво дали целую неделю на то, чтобы покинуть страну. Советская колония оказалась на положении заложников. Кроме того, там была масса советского имущества. Как все это вывезти за неделю? Сомалийцы решили проблему просто, взяли и всё конфисковали. Но как за неделю вывезти тысячи советских специалистов с семьями? Я обратился к командующему сомалийским флотом с просьбой разрешить заход в порт наших десантных кораблей из Аденского залива для эвакуации нашего имущества. Но Сиад Барре запретил: «эвакуировать из Сомали нечего».

Наша группа начала переправляться в аэропорт, который оказался ловушкой. Там над нами просто измывались. За нами присылали спецрейсы — пассажирские «ИЛы», которые вели опытные военные пилоты в штатском. Когда ночью самолеты шли на посадку, на взлетных полосах полностью вырубали электричество. Только чудо и сноровка наших летчиков спасали от катастроф.

Очередь на таможенный досмотр стала бесконечно долгой. Женщины с детьми спали на полу, начали болеть. А таможенники неторопливо, круглые сутки, сменяя друг друга, потрошили чемоданы и сумки. Не знаю — правда или нет, но говорили, что особенным издевательствам подвергся кубинский посол. Его раздели чуть ли не догола. Впрочем, и нашим досталось — не дай Бог. Отбирали практически все, включая поношенные детские вещички. Вытряхивает таможенник чемодан и попросту грабит. Смеется и откладывает приглянувшиеся ему вещи, говорит: «Это — моё». А сверху на антресолях дежурили с кинокамерами корреспонденты Би-би-си и Синьхуа. Посол строго- настрого наказал: не давать им «компромата».

И все-таки дождались те корреспонденты сенсации. Дошла очередь до одного нашего специалиста. Когда таможенник затеял издевательство над его семьей, расшвырял по полу детские вещи, он, здоровенный мужик, врезал ему как следует. И тут мы все, безоружные, вооружились полными бутылками «пепси-колы» и встали стеной, готовые драться. Те сообразили, что любая заваруха со стрельбой по безоружным кончится плохо для них. Струсили. Тут как раз и наш морской десант подоспел. Дело сразу пошло быстрее. Я улетал последним на АН-12, Меня таможня вообще не досматривала. Ну а когда прибыли на Родину, с нас взяли подписку о неразглашении...»


Из воспоминаний  адмирала Михаила Николаевича Хронопуло, в то время капитана 1 ранга, начальника штаба 8 ОПЗСК: «В то время я находился на большом десантном корабле «50 лет шефства ВЛКСМ».
Базировались мы тогда на севере Сомали в порту Бербера в Аденском заливе. 13 ноября 1977 года президент Сомали Сиад Барре объявил, что до 20 ноября все советские граждане должны покинуть страну. Кроме того, сомалийское руководство заявило, что все советское имущество, находящееся на территории республики, конфискуется. Я немедленно информировал центр о необходимости срочно организовать эвакуацию. Центр устроил мне нагоняй за паникерство и предложил составить план постепенной эвакуации до нового года. Я такой план составил и передал в центр. 14 ноября пришло указание переделать план. В этой волоките прошел еще один день. Только 16 ноября поступило распоряжение срочно идти в Могадишо.

...Поскольку сомалийские власти вели себя по отношению к нам, мягко выражаясь, непорядочно, я не счел нужным запрашивать разрешение на вход в гавань Могадишо. Там еще стоял наш транспортный корабль, которому не разрешали подойти к причалу для погрузки советского имущества. Мол, грузить нечего, всё теперь стало собственностью Сомали. Естественно, эту противозаконную акцию мы не признали. Высадили морских пехотинцев на берег. Как только на берегу появились наши десантники, ситуация мгновенно изменилась. Издевательства над нашими людьми прекратились, и никто не осмелился препятствовать погрузке советского имущества на транспортный корабль».


Участник боевого похода на БДК «50 лет шефства ВЛКСМ» в зоне Индийского океана в составе батальона морской пехоты ТОФ с июня 1977 года по май 1978 год сержант Юдин Сергей Михайлович вспоминал:
«…в 77-м на Аравийском полуострове и в Африке ситуация резко обострилась, как нам по простому объяснял замполит, «сомалийские сепаратисты покатили бочку на социалистических эфиопов», они и на йеменские территории претендовали. Так что наш поход начинался с порта Бербера (видимо, ошибка, фактически - Могадишо), но в порт нас сомалийцы не пустили. Тогда подошёл корабль сопровождения БПК «Чапаев», сделал разворот в гавани, и порт для нас был открыт. Семьи дипломатов, специалистов забрали другие суда, а на наш корабль (БДК «50 лет шефству ВЛКСМ») загрузили аэродромную технику, авиационные наливники. В открытом море мы всё это передали на сухогрузы. Задача была непростая, но выполнили аккуратно, только у одного КрАЗа рама переломилась.

А уж после этого отправились на Сокотру – объяснить сомалийцам, чей это остров. Йемен к тому времени уже направил туда войска, мы перебросили на остров их танковую бригаду (Т-34), специалистов, продукты».

Командование сомалийской армии знало, на что способны советские морпехи, не понаслышке. Ещё в сентябре-октябре 1972 года в ходе совместных учений район порта Буляхар (западнее Берберы) советская морская пехота Тихоокеанского флота с ходу прорвала после десантирования подготовленную противодесантную оборону сомалийских войск и, совершив 80 километровый марш в условиях пустыни, вышли к порту Бербера. На учениях присутствовал и министр обороны Сомали генерал М.А.Самантар. Поэтому в ноябре 1977 года после высадки десанта в Могадишо с одним плавающим танком ПТ-76 и двумя бронетранспортерами БТР-60 сомалийцы не пытались противодействовать действиям наших моряков и ни во что не вмешивались. Тем более, что это было чревато для самих сомалийцев, ибо то, что предстало перед глазами наших морпехов, очень их возмутило. Вот что вспоминал один из участников десанта: «На берегу стеной высились штабеля ящиков с тем самым имуществом, которое сомалийское руководство решило себе присвоить. За этими штабелями на высотке располагались вооруженные люди. А перед штабелями на узкой полосе вдоль причала находились советские специалисты с семьями, точнее, какая-то часть из них. Остальные были в аэропорту Могадишо. На этой узкой полосе суши они провели не то двое, не то трое суток под палящим солнцем. Выйти оттуда было страшно, поскольку по штабелям время от времени стреляли. Люди были в отчаянии. Когда к ним на выручку подошли десантные катера, женщины плакали, а одна из них не выдержала и прыгнула в воду с высокого мола вместе с ребенком. Моряки ее тут же подобрали, а потом дали несколько очередей поверх той баррикады из ящиков. Обстановка нормализовалась, все пошло как по маслу».

Когда наши корабли из Аденского залива подтянулись к Бербере, было уже известно, что сомалийцы объявили о конфискации всего советского имущества и возможны провокации со стороны сомалийцев, вплоть до захвата кораблей в порту. Советскую колонию окружили внутренние войска, идут обыски, вывозить или выносить за пределы советской колонии ничего не разрешается. До моряков доходили слухи, что и в аэропортах над нашими людьми творились бесчинства. Руководством Сомали был издан указ, запрещающий нашим кораблям приближаться к сомалийским портам. Ждать детальных указаний из центра командованию 8-й оперативной эскадры ВМФ времени не было: надо было срочно спасать соотечественников. Поэтому им пришлось прибегнуть к небольшой психической демонстрации. Орудия и ракеты кораблей привели в боевое состояние, десантники открыто готовились к десантированию. Наш морской десант с танками и артиллерией выглядел настолько внушительно, что отряды сомалийских внутренних войск ни во что вмешиваться не посмели. Люди были эвакуированы, потом наши моряки демонтировали все советское имущество и погрузили на корабли. Все обошлось без выстрелов и эксцессов, и было проделано в кратчайший срок.



ВЫВОД можно сделать следующий:  1. Руководство СССР хотело знать только то, что ему нравилось. Объективность в расчет в Кремле не принималась. 
Негативную роль в определении советской политики с сомалийским лидером сыграл назначенный в сентябре 1974г. послом в Сомали Г.Е.Самсонов. Он сменил А.С.Пасютина, который придерживался разумной сдержанности в оценке Сиада Барре, что, видимо, не ускользнуло от внимания последнего и побудило его во время визита в Могадишо в июле 1974г. Н.В.Подгорного попросить высокого гостя назначить послом другого, приглянувшегося ему советника-посланника нашего посольства. Что и было сделано и лишь усугубило наше некритическое отношение к политике Сиада Барре. Тем более что Сиад Барре при встречах с нашими делегациями и в посланиях советскому руководству неизменно выступал с убаюкивающими заявлениями в миролюбии Сомали. В Москве ему верили. При активном содействии тогдашнего посла в Могадишо Г.Е.Самсонова между Сиадом Барре и Л.И.Брежневым осуществлялась оживленная личная переписка, причем посол явно поправлял «реноме» сомалийского лидера собственными выкладками, ссылками на то, что «товарищ Сиад заверил», «товарищ Сиад просил передать лично товарищу Брежневу» и т.д


Опять из воспоминаний Игоря Георгиевича Пенкова :

Выступая на XXV съезде КПСС, сомалийский лидер Сиад Барре рассказывал, как он строит социализм, и наше руководство охотно ему верило, потому что хотело верить. Мы, те, кто работали в Сомали, убеждались, что наше руководство слабо знает обстановку в этой стране.



Был торжественный визит Н.В.Подгорного, который в Москве считали очень удачным. А в Могадишо визитом остались недовольны, потому что считали, что советский руководитель должен был привезти им большие денежные подарки или кредиты. Им нужно было с нас получить как можно больше, в стране царили феодальные порядки, фанатизм и культ личности президента.

Я пытался информировать Москву об истинном положении вещей, но мои письма туда не доходили, иногда уничтожались на моих глазах, поскольку шли вразрез с оптимистическими реляциями руководства советской колонии. Явление в общем-то распространенное… В итоге руководство перестало делиться со мной объективной информацией. Я и вся наша колония военных советников вынуждены были следить за ходом сомалийско-эфиопской войны по «голосам».


2.История с высадкой десанта, овеянная за 35 лет кучей легенд, на самом деле в основном показательна тем, что моряки и командиры умело действовали самостоятельно по защите своих родных граждан, не дожидаясь указаний центра, которые как всегда, были бы запоздалыми. И показательна тем страхом, который распоясавшиеся вояки-сомалийцы испытали перед советской силой оружия.
Конечно, раньше силу демонстрировать надо было. Может и не было бы исхода....

Кстати: никакой стрельбы, кроме очередей из пулемета в воздух для острастки, со стороны десанта не было.
Имущество вывезли почти все, что можно было забрать, плавсредства тоже.


ССЫЛКИ: http://alerozin.narod.ru/Somalia.htm автор Розин Александр.
http://www.airwar.ru/history/locwar/africa/ogaden/ogaden.html




 
Наши морские офицеры в компании с сомалийскими. Выучили на свою голову пиратов.

  • 1
В общем, очередной раз подтвердилась старая истина - в международной политике уважают только силу

Да. И умение политиков ей напугать и продемонстрировать вовремя.
Сила была. Мозгов - уже не было.

В политике не может быть друзей - только союзники. И нах нам нужны были такие дружбаны...

В пеериод холодной войны была необходимость искать союзников. Американцы тем же занимались. Только делали это более прагматично. И давать помощь, и оружие приходилось. Но это надо было с умом делать.
В 60-е почти не было проколов. В конце 70-х появилось много сыновей-мажоров в политике. На престижные должости совпредов, советников, послов попадали люди, никак не соответствующие этим должностям. Оттого и такие проколы.И много где именно с конца 70х-80х.
Американцы б этого презика Сомали на нашем месте так бы за яйца бы взяли - что и не рыпнулся бы...
Вот в Йемене-то все довольно ровно получилось (исключая, конечно попытку переворота в 86м), но курс Йемена не менялся, и Россия спокойно ушла оттуда аж в 92м. Там сидели нормальные наши спецы от политики.
Кстати, как-нибудь про Йемен напишу что-ньть.

Cирийский генерал - на нашей военно-морской базе в Тартусе: «Если надо, разместим хоть три дивизии морпехов из России»
26 Июня 2012 11:43
Спецкоры «Комсомолки» Дмитрий Стешин и Александр Коц посетили российскую базу в Сирии и убедились, что слухи о развертывании там наших передовых частей сильно преувеличены

Ну там маленький ПМТО, а не база. И вывозить мало чего.
Морпехов могут под Тартусом в другом месте разместить - там есть большие казармы и парки для техники.
Просто когда кучу БДК наши летом в Средиземку послали - я сообразил, что это на случай эвакуации наших граждан. Тогда все в Сирии на волоске вивело.
Но Сирия устояла пока. Если что (будут тоже мешать) - то по Сомалийскому варианту.
И правильно - опыт есть. Своих специалистов, граждан, да и просто бывших наших женщин, вышедших за сирийцев - надо защищать и вывозить несмотря ни на что.

Пусть и не совсем в тему. Но как знать:
Жители сомалийского порта Кисмайо, находящегося под контролем исламистской группировки Аль-Шабааб, сообщили об обстреле города со стороны моря.
В интервью Би-би-си жители рассказали, что обстрел велся с кораблей. Кенийские военные, а также представители ВМС США и европейских стран, находящиеся у берегов Сомали, заявили, что не обстреливали город.
В то же время, появились сообщения о перегруппировке боевиков Аль-Шабааб в Кисмайо.

Наверное, это Кенийцы снаряды утилизировали.Как и в мае
http://www.warandpeace.ru/ru/news/view/69882/
Вобщем, там полный фарш.

Не в тему: Вот сегодняшний свой ежедневный отчёт для одного из авиафорумов я готовил. А там такое получилось...
Уже выставил у себя в ЖЖ - впервые таковое. Глянь:
http://kot-or-osl.livejournal.com/20491.html

Это именно 5 сентября столько катастроф в разные годы?

Именно так!
С сегодняшнего дня постараюсь подобные отчёты (не только по АП) делать регулярно.
Вот уже и 6 сентября выставил в ЖЖ. Глянь...

Сегодняшняя подборка как тебе. С иллюстрациями:
http://kot-or-osl.livejournal.com/21047.html?view=36151#t36151

Хорошая подборка.
Еще бы фоном дать какие-нибудь исторические события - вообще здорово было б. Как хронограф.

Ты посмотри все подборки за последние дни в моём ЖЖ. Там всякого-якого...))

  • 1
?

Log in